Tags: Кронштадт

Кронштадт

Среди мирской суеты и забот в выкроенные выходные удовлетворил праздный интерес к Иоанну Ильичу Сергиеву (Кронштадскому) - посетил усыпальницу в основанном батюшкой монастыре, а также мемориальную квартиру, находящуюся естественно в славном городе Кронштаде. Впрочем, чему быть - тому не миновать - занесла меня нелёгкая на остров Котлин, причём по работе.

С точки зрения таксиста на острове делать абсолютно нечего. Заказы редкие и в основном напоминают милостыню, однако и этой мелочи, восклицая: "Аллилуйя!" радуешься, слыша благовест Владимирского собора, проезжая мимо сквера, где находился собор Андрея Первозванного, а также под окнами прииснопамятного батюшки. По левый борт автомобиля остаётся приходской дом, а также монумент во дворике у мемориальной квартиры.

После очередного круга, с попутным ветром, а точнее заказом отчаливаю за кольцевую, а затем по дамбе, соображая за какими морскими демонами меня понесло не в ту сторону еду на противоположный берег залива. Однако, вынужден сказать дорогому читающему меня будущему или бывшему пассажиру, что милость Всевышнего или прозорливость, позволила отхватить попутный и очень приличный заказ в Большой Ижоре, что способствовало радостному и победному возвращению в город, после общения с корабельными котами и в накладе я не остался.

Отсюда

Мемориальная квартира Иоанна Кронштадского

По примеру своих давешных спутников, паломничавших по местам земным Иоанна Кронштадского ездил на остров Котлин - посмотреть на земное пристанище батюшки. В произведении Михаила Булгакова, посвящённом страстям земным и Христовым была нехорошая квартира, а несколько комнат, расселённой коммуналки, составляющих музей отчего-то мне напомнили литературные сии образы. Как бы крамольно означенное утвеждение не звучало.

К личности Иоанна Ильича Сергиева, прожившего в этом доме более 50 лет можно относиться по разному. Однако, если учесть, что родился он в Архангельской губернии в селе Сура и обратиться к воспоминаниям, священника из Вологодской глубинки, то можно понять, материальную бедность впитанную с молоком матери. Приведу строки из воспоминаний причётнического сына Алексея Попова.

"В составе причта было 3 члена, - священник, дьячок и пономарь. Для всех их на погосте было построено прихожанами 3 крестьяских простых черных избы, а для священника с холодною горенкою. Четвертое жилое помещение погоста - это маленькая хижина с тремя волоковыми окошечками, как у духовенства, для просфорни. "

Собственно отцу Иоанну как говорится на роду было написано быть выброшену на какой-нибудь остров, преподавать закон божий в гимназии, и служить в разрушенном ныне соборе "Андрея Первозванного", находившемся неподалёку от приходского дома, где он проживал.

Если же вернуться к музею, то некоторую сумятицу вносят экскурсанты - паломники. Немножко не хватает домовой церкви, а матушки-послушницы не всегда поспевают за ретивыми богомольцами. Отчасти с моей точки зрения этому способствует чтение тропаря во время экскурсии Иоанну Кронштадскому. Пусть он и келейный - без клира и икосов-гласов.

Экскурсии проводят благожелательно, добродетельно. В меру разумения послушницы. Иная проведёт оную степенно и толково, другая отчитает подобно молитве - протяжно и на распев. Не возбраняется унимая суетность своих порывов внять ходу истории с иным провожатым и группой.

Касательно сувениров - каждый волен выбирать сам. Приобретать ли навязываемое иной матушкой или скромно внести иную лепту. Я посмотревшись в зеркало, а при этом висящий на противоположной стене портрет преподобного и отражающийся в серебряном овале бытия весело мне подмигнул решил по старинке отправить открытку: "Привет из Кронштадта!" с печатью музея на означенной скрижали. В конце - концов: "Не искушайте - да не искусимы будете!". А вознести хвалу отче Иоанне можно у памятника оному в сквере ибо свящён он чином иконы, а не всякой вещи по пути из музея по делам своим мирским и сермяжным.

Отсюда