Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Двое

У прибалтийских народов, а если быть более точным, то у Эстонцев, существует ряд шуток, повествующих о сотворении мира и всего сущего на земле. Они древние и основаны на книге всех книг — Библии. Довелось убедиться на собственном опыте в обоснованности юмора, а уж тем более запечатлеть ветхо-заветные моменты. В конце-концов за прозой шофёрской жизни должна стоять какая-то романтика.

Стоя на противоположном - Стрельнинском берегу Финского залива и отдыхая, я приметил пару — мужчину и женщину. Появилось некое предчувствие, а надо сказать, что со временем у таксистов вырабатывается некий дар предвидения или прозорливости. Достав мобильный телефон и включив камеру я начал отчитывать: "В начале было слово"... (Евангелие от Иоанна 1:1) Кадр сложился в лучах заходящего солнца, была нажата пиктограмма и сделан снимок.

Вспомнив о ветхом завете и выжидая, я продолжил: "И сотворил он небо и землю... И отделил сушу от воды"... Постепенно начал складываться следующий кадр и на фоне солнца появились мужчина и женщина. Не это - ли есть чудо сотворения мира посреди хаоса окружающей действительности? С теологической точки зрения так оно и есть - достаточно открыть первую главу Бытия.

Не мудрствуя скажу, что хотелось подойти к паре и благословить их. А с другой стороны, подумалось, что не в церкви и не батюшка. Опять же согласно молитве: "И избави от лукавого!" В завершение фото-сессии смеюсь про себя: "Дети мои!" Мне почему-то кажется, что кто-то направил мои стопы и подсказывал момент для съёмки. Если вдуматься, то всё вышло не случайно. Ибо было время и настал день собрать свой полк и наконец-то вернуться домой. И только солнечные блики на снимках продолжают о чём-то говорить или смеяться в ответ.

Оригинал

Ирина Андреевна Федосова

Олонецкая стиховодница

Похоронные причитания, связанные с надгробными плачами, и плакальщицы, их производившие, искони были у всех народов. Древность происхождения похоронной причети измеряется древностью самой смерти. С течением веков, с видоизменением форм жизни и религиозных воззрений, менялся у различных народов и характер причитаний. Самое сильное влияние на этот род творчества оказано однако тою эпохой, когда народы олицетворяли окружающую природу и в её силах искали объяснения явлений непонятных. Эта эпоха внесла богатый запас поэтических образов в непосредственные проявления глубокого чувства, связанного с потерею близкого человека. Видоизменяясь постепенно, этот род поэзии иссяк уже совершенно на Западе, но он хранится ещё на Руси, не утратив первобытных поэтических образов и принимая в то же время последовательные наслоения религиозных воззрений и бытовых форм. Перестав быть достоянием общенародным, этот поэтический дар имеет на Руси своих отдельных представительниц, именуемых на Севере стиховодницами,—крестьянских женщин, одарённых особыми способностями и обширною памятью, благодаря которой причёт воспринимается от одного поколения другим. На Руси эта причеть, можно сказать, получила и дальнейшее развитие. Чувство вечной разлуки, лежащее в основе похоронной причети, послужило основанием и для прнчети свадебной, где оплакивается разлука с девичьей волею и привольным житьём пред неизвестным будущим, и основанием для причети рекрутской, где оплакивается разлука молодого крестьянина с его домашней жизнью и семьей пред долгим и тяжёлым в прежнее время солдатством. Не мало представительниц этого рода поэзии на великой Руси, по нигде их нет столько, как в Олонецком крае, этом хранителе нашего эпоса, и и и одна из них не пользуется такой широкой известностью, как крестьянка деревни Кузаранды, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии, Ирина (Арина) Андреевна Федосова, портрет которой представлен здесь на стр. 125. Из предыдущего уже ясно, какого внимания заслуживает старушка, сохранившая в своей памяти и воочию передающая нам "предания старины глубокой". Несмотря на преклонный, и почти 75-летний возраст, И. А. обладает довольно звучным голосом и неослабевающею памятью. На вопрос: сколько тебе лет? И. А. ответит: "Сколько вчера было, того нет! — Под стол ходила — хворост носила; столь переросла — коров доить пошла; косу отпустила—в работницах служила; пора настала — с молодцем гуляла; пора пришла — замуж пошла; замужем двадцать лет жила—тяжко горюшко несла; овдовела—осиротела! Вот тебе и весь сказ, а когда родилась— память извелась!" В этих немногих правдивых словах—и вся её биография; однако И. А. может рассказать о себе и подробнее. (Её автобиография записана Е.В. Карсовым в труде: "Причитания северного края", ч. 1. М. 1872 г., стр. 313.) Дочь зажиточных крестьян, И. А. уже с малых лет была незаменимой в доме работницей. Шести годов, уводя лошадь на пастбище, она упала с коня и се тех пор осталась хромою посейчас. В детстве уже она отличалась замечательной памятью: "где што слышала, пришла домой, все рассказала, быдто в книге затвердила, песню—ли, сказку—ли, старину—ли какую". Особенно любила слушать причитания, и уже в ранней молодости, хотя и случайно, начала "ходить с причетью". 19-ти лет вышла она замуж по своему выбору за 60-летнего вдовца, и 13 лет хорошо с ним прожила; овдовев, вскоре вышла снова замуж за молодого столяра, который оказался пьющим, и много горя натерпелась с ним, пока вновь не овдовела. Теперь И. А. Федосова живёт в своей деревне и стиховодничает на всю округу, пользуясь уже с молодости добытым почётом и славой незаменимой вершительницы всех выдающихся в крестьянском быту событий. В 1867 году познакомился с ней в Петрозаводске Е. В. Барсов, и больше года записывал её причитания похоронные и рекрутские, составившие впоследствии его известный 2—х томный труд: "Причитания северного края". Тогда же получила известность в науке и И. А. Весною 1886 г. члены песенной экспедиции Императорского Русского Географического общества Ф. М. Истомин и Г. О. Дютш разыскали Федосову в Петрозаводске и приступили к записыванию её песнопений на пароходе. К несчастью, буря заставила ограничиться лишь одною свадебной песней, которая и вошла в изданный экспедицией сборник. ( "Песни русского народа, собранные в губерниях Архангельской и Олонецкой в 1886 году."
Осенью того же года О. X. Агренева—Славянская пригласила И. А. в свое имение в Тверской губернии, где она прожила семь с половиной месяцев и щедрою рукой делилась с гостеприимной хозяйкой своим богатым поэтическим запасом, сообщая подробности свадебного обряда, с его песнями, причитаниями, причитания похоронные и рекрутские, былины, духовные стихи, легенды, старинные песни, сказки, пословицы, загадки, прибаутки и даже экспромты на разные случаи. Всё это, вместе с нотами, издано г—жей Агреневой—Славянской в 1887—1889 гг. под заглавием: "Описание русской крестьянской свадьбы", в 3—х частях. Наконец, в нынешнем году И. Т. Виноградов представил её в Петербург, для ознакомления с нею публики и учёных людей, ещё её не видавших. По приблизительному подсчету г. Виноградова, память Федосовой измеряется количеством до 19,000 стихов. Мы полагаем, что феноменальная память И. А. превышает и это измерение. 11 января сего года Федосова пела свои стихи и песни в Императорском Русском Географическом обществе, которое и оценило по достоинству эту хранительницу русского народного эпоса, присудив ей серебряную медаль с и с ходатайствованием права на её ношение.

Отсюда