Вологодская Тоска

Самое дерьмовое в этой жизни это когда сидишь в офисе, смотришь на какого-нибудь особо одарённого. У него ряха поперёк себя шире, цепи, кольца. Полный дебил, плебс одухотворённый, и ещё перед тобой пальцы загибает... Отвечаешь что-то не впопад, а про себя думаешь, что в других условиях разрисуют тебя, гадёныша эдакого обломком бритвы, причём от уха до уха. Устроят тёмную. В пердак хуёв как дров насуют, хорошо если живой останешься. Будешь сидеть у параши и тебе только тонко намекать будут. Ох ты по другому кудахтать будешь...

А я чего, я ничего. Добрый, белый, пушистый, такой же как кролик у Алисы. Особенно, когда сплю зубами к стенке или кишки во все щели рвутся, как матом кроют всю ивановскую, поскольку все жилы себе порвал или отмудохали до полу-смерти. Только мне товарищ серый волк, а не какой-то шакал, который у ребёнка деньги украл... Даже в церковную кружку медяк не положит. Должность у меня такая, добрая... Знать положено. Большое желание, под акт расконвоировать порой бывает. Съебал в туман-стреляю. Упаси вас бог, от Вологодского конвоя! Воистину упаси! Шутковать конвой не любит - ради смеху приголубит...

К слову, мы из тех самых Вологодских. Сколько моих предков отучилось в семинариях и где только не перебродили в лаптях и с требничком. К некоторому моему сожалению кроме скромных изысканий на исторические темы пока дела не продвигаются. Там можно потеряться до поморья из коего пришёл в Петербург, главный помор - Михайло Васильевич Ломоносов или найти карело-финнов, а то и Лопарей-Саамов. Вроде, скромный мирянин, а порой со своей лютости становится страшно. Однако и бит бывал смертным боем - сапогами кованными железом. Другой бы не выжил. Впрочем, невзгоды укрепляют дух или отправляют на кладбище. Сложно сказать, что лучше - лежать в сырой земле или мыкаться.

Отсюда