Рампа в аэропорту

С приездом в аэропорт у наших пассажиров отпадает часть головной боли, связанной с путешествием, а у нас она только начинается. Перед таксистом встаёт дилема - куда и как встать в очереди ожидания, чтобы не нарваться на штраф. С учётом политики "Воздушных ворот" и теории вероятности - вариант не выдерживающий всякой критики. Как удачнее уйти на круг по городу и в каком месте ухода выходить на линию. Где выпить кофе в конце концов, поскольку монотонная, многочасовая езда оборачивается неприятностями - наслышан об улетевших с дороги бортах с уснувшим за рулём таксистом. Да и сам несколько раз чуть подобным не отличился.

С другой стороны во время короткой передышки можно пристально осмотреть потрёпанную где-то на ночных грунтовых и бетонных дорогах в области рабочую лошадку, потрепаться или поругаться с коллегой таксистом или очередным кретином, перегородившим выезд. Если есть запас времени - не было затора на подъёме, то перекурить не на ходу.

Под это дело вспоминается, как мы с коллегой по таксопарку на чьей машине я начинал свою карьеру в такси показывали высокий класс водительского мастерства. Встретились в очереди на съезд с рампы, стоя в параллельных очередях к шлагбаумам. "Есть сигареты?" - спросили меня из соседней машины. "Конечно!" - ответил я, открывая припасённую на утро и дорогу к парку пачку. И нет бы перекинуть пару - тройку, переложив их в пустую коробку из окна в окно. Мы с товарищем эстеты да и борта с зеркалами машин мало притёртые. Пришлось под чутким руководством соседа по потоку подруливать, протягивая курево к пассажирскому окну, наклоняясь через весь салон автомобиля и подравнивать скорости, попутно чуть не сцепляясь зеркалами и заодно коситься на стоп сигналы впереди стоящих. Со второй или третьей попытки фокус удался. Вот чем бы короли дорог и рабы агрегаторов не тешились - лишь бы тачки не били и у обочины в порту не стоять, вызывая ненависть у отстойщиков и не ожидая ругани продавцов полосатых палочек и штрафа от системы "Паркон".
Read more...Collapse )

Отсюда

Набережная Карповки

Наш Санкт-Петербург город переменчивой погоды и контрастов. В нём что только не увидишь. Петроградская сторона или как её ещё называют, с некоторым презрением на мой слух и взгляд - "Петроградка" отличается яркостью эклектичной архитектуры, выполненной в модном на момент основной застройки в стиле "Северный Модерн", однако можно встретить и классицизм и рядовую советского периода, а также вычурные современные стекляшки.

Повернув, с шумного Каменноостровского проспекта, на сравнительно тихой набережной реки Карповки можно встретить и байдарочников-каякеров, таскающих свои утлые лодчёнки к воде и обратно. Они также как и я наслаждались последними, тёплыми и солнечными осенними днями, перед зимней серостью, слякотью и прочей промозглой погодой, которой отличается "Северная Венеция".

Впрочем, меня ждёт очередной страждущий. Это отнюдь не фанат русского-рока, спешащий на какой-нибудь квартирник после сейшена во дворце культуры "Ленсовета", а увечный-калечный, которого нужно отвезти из травмы при первом медицинском имени Ивана Петровича Павлова. Тихонько проезжаю чуть дальше, заезжаю на территорию института и морально готовлюсь. Подспудно надеюсь на то, что по дороге не попадётся какой-нибудь моральный урод, которому плевать на то, что у меня шашечки, а также пассажир, ограниченный в своих движениях. Порой бывают перепалки, только препарировать подобную сволочь пока не довелось, вид слава Богу у меня опытный, да и взгляд очень добрый. "Сколько я зарезал, сколько перерезал, скольких я задарма перевёз... Это же таксисты, хуже культ-туристов. Ты мне слово я тя нахрен, и легонечко по фейсу, а в догонку нож"... Однако, отставлю лирику, для шпаны с Лиговки, да и та в этом городе уже давно не в моде...

Отсюда

Морской канал

При всей суетности профессии для заблудших и обречённых она является открытием и проводником для сопутствующих увлечений. В данном случае оно фотографическое, поскольку оказываешься на не туристических маршрутах, а уж тем более во внеурочный час. В данном случае, благодаря докерам-механизаторам и работникам судоремонтного завода удалось заснять Морской канал со стороны Канонерского острова.

Сооружение представляет собой искусственный, морской фарватер, проходящий от Большой Невы в нынешней городской черте между Канонерским и Гутуевским островами и далее по Невской губе до острова Котлин. Оно строилось с 1877 по 1885 годы.

Не смотря на то, что снимки зачастую делаются на кочергу от коробки переключения передач и неверной рукой, временами, благодаря стечению обстоятельств они дают возможность напомнить обывателю о том, что Петербург всё же морской город, славящийся не только архитектурой центральных набережных. Мне как простому работнику и искателю романтики с большой дороги, утро доставило приятное разнообразие, поскольку в завершение ночных рейсов не пришлось везти плохо соображающий после загулов по кабакам гламур. Иных пассажиров и особенности их восприятия, пересматривая кадры, порой очень хочется оставить за бортом автомобиля.

Отсюда

Предрассветный Петербург

В работе таксистом есть свои маленькие радости и большие гадости. Впрочем, не буду о грустном, а поделюсь предрассветным видом Петербурга. В это время случайно оказался на Васильевском острове, что само по себе дело не простое - поскольку мосты разведены, где и стоял, отдыхая от ночной горячки в преддверии утреннего часа пик.



Можно спокойно насладиться тишиной, подышать свежим, прохладным воздухом. Заодно пообщаться с каким-нибудь ранним прохожим, выгуливающим собаку и его питомцем. Порой бываешь благодарен за такие минуты, поскольку неизвестно, что ждёт впереди. Как правило это заканчивается адом, поскольку позади у тебя бурная, бессонная ночь, а поездка со следующим пассажиром может быть довольно долгой. Вытираю обслюнявленные добродушным лабрадором руки, сажусь за баранку таксомотора и еду развозить крайних пассажиров за смену, ожидая светлого момента возвращения в таксопарк, выполнения регламента по обслуживанию автомобиля и выпуска коллеги-сменщика на линию.

Отсюда

Мемориальная квартира Иоанна Кронштадского

По примеру своих давешных спутников, паломничавших по местам земным Иоанна Кронштадского ездил на остров Котлин - посмотреть на земное пристанище батюшки. В произведении Михаила Булгакова, посвящённом страстям земным и Христовым была нехорошая квартира, а несколько комнат, расселённой коммуналки, составляющих музей отчего-то мне напомнили литературные сии образы. Как бы крамольно означенное утвеждение не звучало.

К личности Иоанна Ильича Сергиева, прожившего в этом доме более 50 лет можно относиться по разному. Однако, если учесть, что родился он в Архангельской губернии в селе Сура и обратиться к воспоминаниям, священника из Вологодской глубинки, то можно понять, материальную бедность впитанную с молоком матери. Приведу строки из воспоминаний причётнического сына Алексея Попова.

"В составе причта было 3 члена, - священник, дьячок и пономарь. Для всех их на погосте было построено прихожанами 3 крестьяских простых черных избы, а для священника с холодною горенкою. Четвертое жилое помещение погоста - это маленькая хижина с тремя волоковыми окошечками, как у духовенства, для просфорни. "

Собственно отцу Иоанну как говорится на роду было написано быть выброшену на какой-нибудь остров, преподавать закон божий в гимназии, и служить в разрушенном ныне соборе "Андрея Первозванного", находившемся неподалёку от приходского дома, где он проживал.

Если же вернуться к музею, то некоторую сумятицу вносят экскурсанты - паломники. Немножко не хватает домовой церкви, а матушки-послушницы не всегда поспевают за ретивыми богомольцами. Отчасти с моей точки зрения этому способствует чтение тропаря во время экскурсии Иоанну Кронштадскому. Пусть он и келейный - без клира и икосов-гласов.

Экскурсии проводят благожелательно, добродетельно. В меру разумения послушницы. Иная проведёт оную степенно и толково, другая отчитает подобно молитве - протяжно и на распев. Не возбраняется унимая суетность своих порывов внять ходу истории с иным провожатым и группой.

Касательно сувениров - каждый волен выбирать сам. Приобретать ли навязываемое иной матушкой или скромно внести иную лепту. Я посмотревшись в зеркало, а при этом висящий на противоположной стене портрет преподобного и отражающийся в серебряном овале бытия весело мне подмигнул решил по старинке отправить открытку: "Привет из Кронштадта!" с печатью музея на означенной скрижали. В конце - концов: "Не искушайте - да не искусимы будете!". А вознести хвалу отче Иоанне можно у памятника оному в сквере ибо свящён он чином иконы, а не всякой вещи по пути из музея по делам своим мирским и сермяжным.

Отсюда

Прогулка по перешейку

В жаркий, летний день, кода потенциальные пассажиры в основном оставили город и изнывать от жары в раскалённой душегубке становится откровенно невмоготу, то пользуешься служебным положением, проклинаешь свою водительскую долю и едешь пусть ненадолго, но в пригороды, а капризная публика, пеняющая на зеркало, поскольку рожей не вышла катится к чёртовой бабушке.

Из открытого в кой-то веки окна звучит приятная, финскоязычная мелодия. Двигаясь вдоль залива, держась поближе к родным Пенатам, наслаждаешься хорошей погодой и приморским бризом, радуясь незапланированному выходному в погожий день - в наших широтах они редкость. Следующие смены выпадут на ночи, что несколько легче, поскольку нет палящего солнца, однако общение с гудящей по ресторанам публикой особого удовольствия также не доставит.

Ближе к бывшим Финским Терийокам пытаешься представить неторопливый дачный быт более чем столетней давности. Это сейчас вдоль шоссе расположены многочисленные питейно - увеселительные заведения, а тогда неспешно катили двуколки, запряжённые лошадками, и по променадам ходили нарядные господа и дамы, приехавшие отдохнуть от столицы. По современным меркам и дорогам, вроде рукой подать, но в культурологическом плане всё поросло быльём и обросло небылицами.

Коротая время в известном многим Зеленогорцам, а также гостям Курортного района кафе, находишь общих знакомых, слушаешь краеведческие байки и морально собираешься в обратную дорогу - к клоаке городских улиц и одуревшим от жары пассажирам, которым не удалось в будний день посидеть на веранде, отдыхая от груза забот.

Отсюда

Храм Казанской иконы Божьей Матери в Зеленогорске (Очерк)

Согласно житейской мудрости голос сердца не всегда внемлет разуму. Однако, временами они сочетаются. При определённом желании можно обрести внутренний покой в лютеранской ли скромности или благолепии храма, в честь иконы Казанской Божией матери. Конечно церковь не театр, и заходить туда лучше для молитвы, или внутреннего монолога с Всевышним. В любом случае каждый найдёт что-то своё. Будь-то утешение или в моём случае иконопись.

В одном из пределов православного храма Зеленогорска расположена икона преподобного Серафима Вырицкого. В настоящее время Александро-Невская лавра Санкт-Петебургской епархии, совместно с Гатчинской и Рыбинской готовит ряд мероприятий, посвящённый 70 летнему юбилею со дня его преставления. Довольно символично, что лик второго русского отче Серафима в храме, освящённом Алексием II (Ридигер), а посвящение Алексия (Симанского) на патриаршество было предугадано сим Благочинным в 1927 году.

Если вернуться к краеведению, то Серафим Вырицкий в миру Василий Николаевич Муравьёв (31 марта 1866–3 апреля 1949). В период с 1914 по 1917 годы жил в доме №20 по Апраксину переулку, о чём наличествует мемориальная доска. В довольно юном возрасте из Рыбинского уезда переехал в Петербург и работал посыльным в находящемся неподалёку Гостином дворе. Со временем он начал своё предприятие и к революции 1917 года значительно преуспел в делах. Однако, после октябрьских событий он обратился к религии. Ибо согласно писанию и промыслу Божиему: "Доброе имя лучше большого богатства, и добрая слава лучше серебра и золота." Притчи 22 глава.

На упоминаемой в тексте мемориальной доске помещён бронзовый барельеф с иконописным изображением святого, говоря о котором я не могу не помянуть ещё одного священномученика. Волею Божией это святитель Серафим (в миру Леони́д Миха́йлович Чича́го́в; 9 (21) января 1856, Санкт-Петербург — 11 декабря 1937, Бутовский полигон, Московская Область) благодаря совету которого Василий Николаевич поехал в Вырицу и остался в живых.

Источник

Иоанновский монастырь

В суете наших рабочих будней, проводимых за рулём автомобиля, порой бывают моменты, когда преисполняешься благодарностью к попутчикам - своим пассажирам. Давеча довелось везти семейство, причём матушка по всей видимости совершала паломничество. Почему-то так кажется, исходя из конечного адреса, а также упоминания Иоанна Кронштадского.
Ехать довелось в Иоанновский ставропигиальный женский монастырь, расположенный на набережной реки Карповки дом 45, основанный преподобным и праведным. К слову, там и место его упокоения. Собственно, посему хочется исполниться словами благодарности святому семейству за поездку и воскликнуть словами из 105 молитвы, оставленной нам в наследие: " О, коль велий еси Господи! и коль чудны дела Твои! Как бесконечно Твое всемогущество! К чему прикоснется сила Твоя и благодать Твоя, то само делается животворящим".

Отсюда

Лесотехническая академия

В Санкт-Петербурге не смотря на сравнительную молодость Северной столицы, существуют исторические районы. Один из них называется "Лесное". Существует ряд версий, связанных с возникновением названия. Кто-то скажет, что оно произошло от лесной чащи, а другой заметит, что на старых карточках окрестности называются "Лесной Корпус". К слову в 1803 году высочайшим указом был образован Лесной институт в Царском Селе, а в 1811 он был переведён в Петербург на Выборгскую сторону.

К сожалению в окрестностях практически не сохранилось исторической, а тем более деревянной застройки, но тем не менее бывают некоторые места, где можно её встретить. Одним из анклавов оной является непосредственно территория Лесотехнической академии, куда каким-то чудом мне удалось проехать. Честно говоря это большая и редкая удача, поскольку обычно это невозможно. Впрочем, по парку лучше гулять пешком, дыша свежим воздухом, а не ездить на машине. К слову даже движение велосипедистов там не приветствуется.

Отсюда

ЕЛКА ВЪ Н.-ПАЛЕНГСКОМЪ УЧИЛИЩѢ, ПИНЕЖСК. У.

Сѣра и неприглядна жизнь деревни, нѣтъ здѣсь никакихъ разумныхъ развлеченій. Настали святки съ ихъ обычнымъ нынѣ спутникомъ—разгуломъ, пускающимъ корни и въ юныя дѣтскія души. Слыхали, что тамъ «въ городахъ красиво убираютъ елки, весело бываетъ дѣтямъ, получающимъ различные подарки, а здѣсь въ деревнѣ?... Но и здѣсь получили извѣстіе, что будетъ и у насъ дѣтскій праздникъ. Всѣ дѣти оживились, всѣ заговорили, и всѣ святки дѣти были въ приподнятомъ настроеніи въ ожиданіи торжества, о которомъ, здѣсь только слыхали.

Наконецъ насталъ и желанный день. Ученики съ ранняго утра начали осаждать домъ, гдѣ квартируетъ учитель. Еще задолго до назначеннаго времени собираются дѣти въ школу, а взрослые нетерпѣливо толпятся на улицѣ. Комната въ которой помѣщалась елка закрыта, но они такъ напрягали свое зрѣніе, что, казалось, сквозь стѣну видѣли жоланную елку, и на лицахъ сіяло неподдѣльное счастье. Тѣмъ временемъ стали зажигать елку.... Вдругъ широко открылись двери и показалась елка, блиставшая огнями, золотыми и серебряными украшеніями, сластями и игрушками, красиво пріютившимися въ ея вѣтвяхъ.

Довольныя улыбки осѣняютъ счастливыя лица дѣтей. Когда первый шумъ восторговъ утихъ, вспомнили и того человѣка, по винѣ котораго, дѣти были такъ счастливы. Нужно было видѣть съ какимъ восторгомъ были приняты слова маленькаго декламатора, предлагавшаго пропѣть—спасибо, всѣмъ, жертвователямъ, и особенно, чтобы Господь послалъ счастье доброму устроителю елки Роберту Ивановичу Шергольдъ. Затѣмъ составлялись кружки дѣтей съ пѣніемъ и робкіе вначалѣ голоса стали звучать съ воодушевленіемъ. Пѣніе смѣняется чтеніемъ стихотвореній и басенъ. А родители въ первый разъ, такъ осязательно, увидѣвъ результаты ученія, на узнаютъ своихъ торжествующихъ дѣтей.

Наконецъ наступило время раздачи подарковъ- шумно выражаются восторги дѣтей и, кажется, нѣтъ границъ ихъ радости. Были розданы книжки «Степка Растрепка», «Спящая Красавица», игрушки, пенали и т. п. И каждый былъ занятъ полученнымъ подаркомъ. Не были забыты и дѣти неучащіеся, и они уходили сіяющія и довольныя и съ радостными улыбками разсуждали о томъ времени, когда и они будутъ учиться, какъ и ихъ старшіе братья.

С. Поповъ.

Источник: Архангельские Епархиальные Ведомости №3 от 1 февраля 1913 года

Отсюда