Хорьх

Аннушка уже разлила масло...
М.А. Булгаков.
Мастер и Маргарита

Порой, бывает очень сложно подобрать эпиграф, но в данном случае он подходит как по смыслу, так и по содержанию. В моей жизни произошла вторая, знаковая автомобильная встреча. Если немного вдуматься в цитату из творчества Михаила Афанасьевича и перевести её на язык технического обслуживания транспортных средств, то ей проникнутся и механики и шофёры. Не люблю слово «водитель» - им может быть каждый. Шофёр же в свою очередь от Бога, тем более, что приходится работать в такси. И гараж у нас зачастую без пяти минут небесный. Учитывая, место пересечения эпох это практически правда.

Ответ на первую часть загадки-утверждения лежит в области церковной истории. Однофамилец автора "Мастера и Маргариты" был настоятелем Казанского собора. Протоиерей Булгаков Александр Петрович (1823-1883) с супругою Елизаветой Николаевной, покоится на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. И с этой наводящей подсказкой можно вернуться к экипажной части и обратиться к истории отечественного автомобилестроения.

Прямо тут, на ступенях мы и приступим к лекции: «Уважаемые слушатели, высших автомобильных курсов — соблаговолите открыть конспекты и внести в них следующую запись — Первой серийной самобеглой коляской в России стала машина Яковлева и Фрезе». Будучи на Никольском кладбище — не забудьте преклонить колено у семейной могилы Петра Александровича Фрезе (28 февраля [12 марта] 1844, — 24 апреля 1918). И как тут не вспомнить писание: «...Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем». Мф 13:57 И станет немного грустно от осознания того, куда это кануло...

Приведу ещё одну цитату из зачитанного до дыр романа: «Ровное гудение машины, летящей высоко над землей, убаюкивало Маргариту, а лунный свет ее приятно согревал. Закрыв глаза, она отдала лицо ветру и думала с какой-то грустью о покинутом ею неизвестном береге реки, которую, как она чувствовала, она никогда более не увидит. После всех волшебств и чудес сегодняшнего вечера она уже догадывалась, к кому именно в гости ее везут, но это не пугало ее. Надежда на то, что там ей удастся добиться возвращения своего счастья, сделала ее бесстрашной. Впрочем, долго мечтать в машине об этом счастье ей не пришлось. Грач ли хорошо знал свое дело, машина ли была хороша, но только вскоре Маргарита, открыв глаза, увидела под собой не лесную тьму, а дрожащее озеро московских огней. Черная птица-шофер на лету отвинтил правое переднее колесо, а затем посадил машину на каком— то совершенно безлюдном кладбище в районе Драгомилова. Высадив ни о чем не спрашивающую Маргариту возле одного из надгробий вместе с ее щеткой, грач запустил машину, направив ее прямо в овраг за кладбищем. В него она с грохотом обрушилась и в нем погибла. Грач почтительно козырнул, сел на колесо верхом и улетел.» Останется только тяжело вздохнуть, смахнуть скупую слезу и сказать: "Мастер!"


Между тем, два шофёра стояли и обменивались взглядами, и одними только им ведомыми заклинаниями, а скорее молитвами. И не приведи их Всевышний услышать в рем— зоне... Встретились мы в не лучшие времена. В воздухе висел морок и Петербургское, моросящее дождиком небо. Доводилось нам пересекаться когда-то в прошлом, и тогда мы ни о чём не заботясь возили туристов. Впрочем, это уже будет одна из таксистских баек и она тут не к месту.

Оригинал

Двое

У прибалтийских народов, а если быть более точным, то у Эстонцев, существует ряд шуток, повествующих о сотворении мира и всего сущего на земле. Они древние и основаны на книге всех книг — Библии. Довелось убедиться на собственном опыте в обоснованности юмора, а уж тем более запечатлеть ветхо-заветные моменты. В конце-концов за прозой шофёрской жизни должна стоять какая-то романтика.

Стоя на противоположном - Стрельнинском берегу Финского залива и отдыхая, я приметил пару — мужчину и женщину. Появилось некое предчувствие, а надо сказать, что со временем у таксистов вырабатывается некий дар предвидения или прозорливости. Достав мобильный телефон и включив камеру я начал отчитывать: "В начале было слово"... (Евангелие от Иоанна 1:1) Кадр сложился в лучах заходящего солнца, была нажата пиктограмма и сделан снимок.

Вспомнив о ветхом завете и выжидая, я продолжил: "И сотворил он небо и землю... И отделил сушу от воды"... Постепенно начал складываться следующий кадр и на фоне солнца появились мужчина и женщина. Не это - ли есть чудо сотворения мира посреди хаоса окружающей действительности? С теологической точки зрения так оно и есть - достаточно открыть первую главу Бытия.

Не мудрствуя скажу, что хотелось подойти к паре и благословить их. А с другой стороны, подумалось, что не в церкви и не батюшка. Опять же согласно молитве: "И избави от лукавого!" В завершение фото-сессии смеюсь про себя: "Дети мои!" Мне почему-то кажется, что кто-то направил мои стопы и подсказывал момент для съёмки. Если вдуматься, то всё вышло не случайно. Ибо было время и настал день собрать свой полк и наконец-то вернуться домой. И только солнечные блики на снимках продолжают о чём-то говорить или смеяться в ответ.

Оригинал

Воейково

Я помню чудное мгновение...
А.С. Пушкин

В каждодневной работе таксисту требуются определённые навыки и знания. Должна быть память. Память трёх типов - как три "Д" на дороге. В первую очередь она мнемоническая, а в вторую зрительная. Есть ещё одна - топонимическая. Последняя, воспринимается совсем особым образом, поскольку есть три точки взгляда. Левое- водительское зеркало, правое - пассажирское, и салонное- центральное. Всё просто как триптих! Конечно, есть навигатор, но он временами чудит и почём зря.

Для того, чтобы читателю стало немного понятнее очарование этой истории внесу несколько лирических отступлений. Кроме суеты у Петербурга, а в особенности у его дачных и финских окрестностей, своя, особая магия. По всей вероятности так проведению было угодно, чтобы я вёз пассажира именно в это утро и случайно узнал по карте на навигаторе и на уровне неведомых закоулков подсознания - место.

Предчувствие меня не подвело. Случай вывел меня в туже точку на карте.В своё время, когда я работал ещё в другом таксопарке, благодаря совету механика с простым, русским именем Иван, постоять и отдохнуть, а потом со свежими силами продолжить я уже приезжал в Воейково. Или лучше по старому - Сельцы, или Seltsoi, Seltsa, - финской речи, впрочем, там давно уже не слышно... В этот раз так удивительным образом совпало, что приехать пришлось аккурат на "Николая Мирликийского"или"морского". В каком-то роде считаю это утро подарком небес к празднику.

Высадив пассажира и проехав чуть вперёд, я увидел знакомый пейзаж с церковью "Николая чудотворца", Выборгской епархии. Постоял, посмотрел на закрытые ворота, объехал церковь, заглушил машину и затем стоял рядом с этим исчадием для шофёра, смотря на чарующий, утренний пейзаж. В какой-то момент раззуделась рука, разболелась душа, вспомнил я своих деревенских...

Откуда-то из неведомых глубин, подсознания-ли или памяти моих предков пришёл напев, напев старинный, сельского старосты, или причта. Он был на сложно - объяснимой полисемии языков: греческого, церковно-славянского и финского. К вящей моей радости местный батюшка в это время спал сном праведника. Впрочем, звонари то у нас по миру слоняются, а уж чем побренчать найдётся.
Пришлось как в песне по окончании заговора, навета или молитвы, сие называйте как угодно позвенеть чем, Всевышний послал:

Пока пою, пока дышу, любви меняю кольца,
Я на груди своей ношу три звонких колокольца.
Они ведут меня вперед и ведают дорожку.
Сработал их под Новый Год знакомый мастер Прошка.
Случай в Сибири. Александр Башлачёв

После сего действия как в сказке начались чудеса или случайные, неподвластные разуму совпадения. По улице - откуда не возьмись мимо церкви прыснул заяц. Карелы и финны, его не любят, поскольку как и горю косому соли на хвост не насыпать. В озеро что-то плюхнулось - как потом оказалось это чёрный лабрадор из ближайшего дома. Из почтового отделения вышла тётка о чём-то громко сетуя по мобильному телефону...

А по озеру в это время плавала утка, а над ним летала чайка, временами пикируя к водной глади, пытаясь что-то выловить себе на пропитание. В моей душе воцарилось невероятное умиротворение. Я вспомнил добрыми словами пресловутое последнее время, минувшие километры-расстояния, помянул поэтов и покатил к таксомоторному парку, напевая песнь-песней, именуемую в народе жизнью.

Отсюда

Мой город

Тому, кто куда-то и зачем-то торопится, этого не понять. Между тем, благодаря удачному стечению обстоятельств удалось передать, пожалуй все виденные за годы работы в такси виды родного города. Имеющий глаза разглядит их силуэты,отражающиеся в стекле. Отдельно подчеркнём их - кольцом ожерелья.

Пассажирам этого не понять... Для меня же это шикарный стёб! С ветерком, с шашечками и ехать! Ехать и зимой и летом, по родному городу, наблюдая контрасты, подмечая мелочи, любуясь отражениями архитектуры в лужах на асфальте и зеркалах автомобиля. Конечно же у нас найдётся особый автомобиль и Петербургский стиль, для каждого Ленинградца-Петербуржца, а уж тем более гостя города. И запомните раз и навсегда у нас такси Вызывают, а заказывают кое-что иное...

Оригинал

Медик и Историк

Встретились медик и историк, решили выпить. Взяли по пол-литра! Т.Н. Медик выпивает пузырь и начинает хлестаться: "Да мы такие прям от Бога!" Историк бьёт свой штоф об лоб этого остолопа и говорит: "У Петра Великого госпитальное дело ставить научитесь!"



Отсюда

О Бренности

Констатация есть единственный диагноз в медицине. Он первый он же и последний! Остальное наживное и приходящее!

Патологоанатом и лечащий врач обсуждают после работы прошедший день:
-Вы знаете, коллега, из театра абсурда есть один выход и тот на кладбище!
-Да, пенициллина было мало, надежд ещё меньше...
-У нас есть спирт, чистый спирт! Посему оросим наши слизистые, дабы избежать этих унылых болезней!

Отсюда

Врачам и пациентам

1 Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его,
2 и от Вышнего – врачевание, и от царя получает он дар.
3 Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете.
4 Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими.
5 Не от дерева ли вода сделалась сладкою, чтобы познана была сила Его?
6 Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его:
7 ими он врачует человека и уничтожает болезнь его.
8 Приготовляющий лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и чрез него бывает благо на лице земли.
9 Сын мой! в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя.
10 Оставь греховную жизнь и исправь руки твои, и от всякого греха очисти сердце.
11 Вознеси благоухание и из семидала памятную жертву и сделай приношение тучное, как бы уже умирающий;
12 и дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен.
13 В иное время и в их руках бывает успех;
14 ибо и они молятся Господу, чтобы Он помог им подать больному облегчение и исцеление к продолжению жизни.

Сирах 38:1-14

Помощь рядом

Кто стучится в дверь ко мне?
С толстой сумкой на ремне.
Участковый терапевт!
Сестра сделает мазок,
И как зайчики прыг-скок!

Это вирусам привет!
Не дождётесь вы ответ!
Случай нам пробирки спутал...
Вы простите - с перепугу!

Был в дежурство дом,
Дом сорок номер!
Приболели? Нет!
Кто-то помер...

В прошлой жизни мы таксисты!
И возили мы туристов.
Увлекательных историй,
Вы поверьте у нас море!

Раньше пахли мы бензином!
Теперь стали - медициной...
И блестят у нас кокарды.
Прям к инфаркту миокарда.

Петергоф, дворцы, фонтаны!
С Маршака - нам было прямо!
Мы профессию не бросим!
А потом настанет осень!

Оригинал

Музыкальная пауза

Музыкальная пауза. Сабж!


תן בי את אש רוחך
תן בי את כח דברך
מלא אותי, מלא אותי

אני אכרע לפני כס אלוהים
ארומם את שמך מעל כל שם
אין כמוך אדוני באלים
מלא אותי, מלא אותי

שים בי את כל אהבתך
שים בי את חום רפואתך
מלא אותי, מלא אותי

דמך מטהר, דמך משחרר אותי
אני חופשי, אני חופשי
גדול אתה ומהולל מאוד

מי כמוך אדוני, נאדר בקודש
נורא תהילות, עושה פלא

Печенгский монастырь на Мурмане

Дальше всех русских монастырей ушла на Север Печенгская обитель, и стоит она в самой глуши Лапландии, на окраине русского государства, у "Студёного моря", близ Норвежской границы, почти на 70° с. ш.

В XVI веке уроженец г. Торжка, сын священника, но имени Митрофан, в иночестве Трифон, пришёл в дикую Лопь. Через пять лет к нему приходит сюда инок Феодорит, знавший лопарский язык и имевший, впоследствии, довольно важное значение при Московском дворе. Они совместно предпринимают великое дело обращения лопарей в христианство, причём каждый берёт себе отдельную часть Лапландии: Феодорит просвещает Кольских лопарей, а Трифон идёт дальше на запад. 20 лет употребили великие подвижники на просвещение лопарей, живя между ними "в прегорчайшей пустыне", как говорит Курбский, "питаясь кореньями и зельем". Проповедование слова Божия дикарям стоило немалых трудов пр. Трифону. Его проповедь всё более и более привлекала слушателей, но проповедник не мог крестить новообращённых, ибо сам не имел священнического сана. Вместе с Феодоритом отправился он в Новгород к архиепископу Макарию, который постриг Трифона в монашество, а Феодорита рукоположил в сан иерея и благословил их на постройку церквей в Лапландии и на крещение новообращённых. Собрав пожертвования благочестивых людей на святое дело, возвратились они в свою пустыню и на берегу р. Печенги основали монастырь во имя Пресвятой Живоначальной Троицы. Вслед затем они крестили разом 2000 лопарей с жёнами и детьми в один день. Печенгская обитель быстро росла и крепла. Уже в 1672 году мы находим свидетельства иностранцев о том, что в то время в Печенге было 50 человек братии и до 200 богомольцев. К монастырю съезжались богомольцы и купцы из Холмогор, Каргополя и Шуи.

Одновременно с основанием Печенгской обители, весь наш дальний Север получает первенствующее значение в глазах Московского правительства. Москва собирала все свои силы, чтобы пробиться к морю, искала доступа на всемирный рынок, свободного пути для сношений с Западной Европой, а тут вдруг, неожиданно, через далёкий, малоизвестный Север открывается сам собою естественно и свободно этот желаемый, искомый путь. Кому неизвестны обстоятельства экспедиции Ченслера?

Несмотря на личное внимание и заботы государей Московских, монастырю грозила тяжелая участь. 15 декабря 1583 года скончался его основатель пp. Трифон, а через 7 лет и сама обитель была сожжена, разграблена и разрушена до основания норвежскими разбойниками, умертвившими всех иноков обители. После, разгрома монастырь был переведён в Колу; но здесь он теряет своё значение, идёт к упадку и закрывается, по указу императрицы Екатерины II в 1764 г.
Краткая, но богатая знаменательными для России событиями история монастыря и сохранившаяся о нём в народе память навели на мысль, при праздновании трехсотлетия г. Архангельска в 1883 году, возобновить Печенгскую обитель; в Архангельске был открыт комитет для сбора пожертвований. Государь Император соблаговолил послать в монастырь священнические одежды, русское правительство оказало деятельную поддержку, дело постройки было передано Соловецкому монастырю, и обитель в 1885 году возникла.

Прежде того над мощами пр. Трифона стояла ветхая приходская церковь, построенная в год Полтавы, в 1709 году, и домик священника. Построены монастырские службы, кузница, погреб, скотный двор, корпус для братии, разведены огороды. Монастырь стоит верстах в 40 от моря. Вследствие этого в Лодейной бухте, где весной останавливается пароход, выстроен. деревянный дом для приюта богомольцев, для приёма клади и почтовой корреспонденции. От этого дома, на расстоянии 14 вёрст уже проложена конная дорога к монастырю, по которой летом перевозятся богомольцы и кладь в колёсных экипажах. В настоящее время братии и богомольцев проживает в обители 43 человека. Обитель устроила кирпичный завод, имея в виду предпринять постройку каменного храма. В близлежащих колониях монастырём открыта школа.

Отсюда